«Банки во все времена были ключевыми агрегаторами информации»

«Банки во все времена были ключевыми агрегаторами информации»

Чем больше в работу банков внедряются информационные технологии, тем чаще можно встретить тезис о том, что крупные банки превратились в ИТ-компании, ориентированные на банковское дело. О том, насколько это соответствует действительности, и какое место занимает банк в «цифровом» мире, в интервью «КС» рассказал член правления Райффайзенбанка, руководитель дирекции информационных технологий АНДРЕЙ ПОПОВ.

— Согласны ли вы с тезисом о том, что конкуренция на рынке, проникновение новых технологий привели к тому, что банки сегодня стали полноценными ИТ-компаниями?

Эта тенденция свойственна не только банкам. Любая компания, ориентированная на качественный сервис, создание каких-то ценностей, репутации, сегодня уже не может работать без использования информационных технологий. Сейчас действительно часто встречаются лозунги в стиле «Мы не банк, торговая сеть или что-то еще, а полноценная ИТ-компания». Тенденция совершенно естественная, все движутся в этом направлении, разница лишь в том, что кто-то делает это лучше, а кто-то хуже.

— Как бы вы оценили результаты Райффайзенбанка в этом направлении?

Я считаю, что мы хорошо подготовлены на текущий момент, — а вообще для успешности проекта необходимы в первую очередь сильная ИТ-команда и бизнес-блок, готовый оказать поддержку, создать очень хорошие и удобные правила.

— Приехав в Новосибирск, вы презентовали новый проект в сфере BigData. Какие, на ваш взгляд, возможности для банковской сферы способны давать такие технологии?

Банки — так сложилось исторически — всегда были одним из ключевых агрегаторов данных. Они в любую эпоху очень хорошо функционировали в этой области и знали, как это использовать. Менялись лишь инструменты. BigData — тоже инструмент, основная задача которого — быть эффективным и полезным в наше время. В широком смысле основная задача этой технологии — систематизация и обогащение той информации, которая априори уже есть. Технологии имеют такое широкое развитие, что способны оценивать поведение клиентов, демографическую информацию, иные данные, имеющие отношение к клиенту, к тому, какие действия он предпринимает, реагируя на происходящие события. Все это необходимо, чтобы быстрее и точнее находить ответы на запросы, знать, что ценно, как можно улучшить предложения, как эффективнее всего использовать имеющиеся плюсы, получаемые от банка, — и сделать это все понятнее и нагляднее. Список задач, которые актуальны и нуждаются в задействовании новых технологий и разработок, — это приближение системы к работе в реальном времени, маркетинговые кампании, таргетирование на более узкий сегмент (от предложений «для всех» к предложениям «для каждого»). Стоит задача делать сегменты, не связанные с клиентами, а говорящие о продуктах, изящнее, более конкурентными, за счет информации, которая уже имеется.

— Некоторые люди опасаются того, что становясь сложнее, система становится уязвимее для ошибок и злоупотреблений — с учетом высокого проникновения ИТ как обстоит вопрос с информационной безопасностью?

Мы исходим из тезиса, что одним из определяющих банковскую систему моментов является репутация — клиенты нам доверяют, сообщая информацию, которой они не делятся с подавляющим большинством других компаний, с которыми имеют дело. Уровень доверия между банком и клиентом — очень важная составляющая, и банк, соответственно, никак не должен это доверие компрометировать. Вопрос с хранением персональных данных достаточно серьезный не только в отношении законодательства, но и в отношении банковской этики, по крайней мере для нас. Любое привлечение сторонней информации и интеграция наших данных с данными из третьих источников мы стараемся выполнять так, чтобы никогда и никак не раскрыть полученные данные без согласия клиента третьим лицам. Сегодня банки очень много сил и средств инвестируют в системы обеспечения информационной безопасности, поскольку это ключевой фактор доверия к банкам.

— Сегодня много говорят об Agile-методологии, некоторые даже считают ее своего рода панацеей. В каких процессах в банке вы видите применение данного метода и насколько успешно?

Мы считаем, что современный банк должен хорошо работать с имеющейся информацией о клиенте, о том, как он чувствует себя на рынке. Он должен быть гибок, адаптивен, это означает, что культура и философия Agile предполагает фокус на том, что важно. Взаимоотношения, работающие решения, прозрачность того, что вы делаете, — все это играет важную роль. Но это не означает, что абсолютно все команды разработчиков, создающие новинки, обязательно используют методики SCRUM и тому подобные. Как вы правильно сказали, это не панацея — в одних областях Agile-подход действительно валидный и применение SCRUM дает очень большой плюс: там, где требуется регулярность, фокусированность, сжатие масштабов внедрения. Практики, которые позволяют повысить реализуемость задач, означают также повышенную стабильность внедрения решений в промышленную эксплуатацию. В то же время есть задачи, которые не требуют такой оперативности, не имеют четкой фокусировки, зато имеют жесткую регламентацию по срокам — здесь уместнее другие, более классические подходы, например, та же самая каскадная модель. Надо просто понимать, в какой плоскости находится задача, и применять для ее решения нужный метод.

— Как внедрение новых технологий повлияет на цену оказываемых банком услуг? У потребителя возникают два противоположных ответа: «Внедрение — на это потребовались деньги — цены придется поднять» либо «Внедрение — расходы оптимизировались — цену можно снизить». Какой из этих вариантов верный?

Предполагается, что если мы создаем решение, оно ведет за собой инвестицию. Если продукт новый, он попадает в новую тарификацию, у него появляются потребители, и мы ожидаем, что инвестиция окупается. Если речь идет об уже имеющихся процессах, фокус делается на то, чтобы сделать их эффективнее, более масштабируемо и более доступно по цене. Есть еще третий вариант — продукт позволяет повысить маржинальность, приносит акционерам дополнительный доход, который опять же можно инвестировать в новые решения. Но если речь идет об уже существующих решениях — то тут, конечно, в первую очередь идет работа на эффективность.

— Как вы оцениваете эффективность проводимых вами хакатонов? Много ли у вас стартапов из Сибири?

Вклад Сибири сферу ИТ-разработки Райффайзенбанка могу оценить как достаточно весомый. В Омске у нас расположен крупный центр разработки, в котором работает примерно половина нашей ИТ-команды. Что касается хакатонов, в нашей практике они в первую очередь источник не каких-то конечных решений, а неординарных задумок и идей, а также хороший помощник в вопросе расширения целевой аудитории. Мы уже почерпнули кое-какие идеи, уже пробовали внедрить их в наши решения. К сожалению, пока ни одна из идей не дошла до уровня промышленного внедрения. В настоящее время в паре регионов идут пилотные проекты. Но то, что там иногда появляются действительно хорошие и неординарные идеи, — с этим нельзя не согласиться.

— Расскажите о центре разработки в Омске — какое он занимает место в вашей сфере разработок, есть ли у него приоритетные направления? Почему выбрали именно этот город?

Омский центр полностью интегрирован в ИТ-команду. Каких-то фундаментальных разделений по темам с Москвой у нас нет, в большинстве продуктовых команд есть разработчики как из Москвы, так и из Омска. Тут скорее от технологий все зависит — в Москве, к примеру, сидит основная часть мобильных разработчиков, тогда как специалисты по Java или BPM — в обоих городах. Почему выбрали Омск? По нашему мнению, это достаточно интересный, наукоемкий и перспективный с точки зрения развития город, в нем хорошо развиты технические школы.

— Какие направления разработки видятся вам наиболее перспективными? В каких специалистах вы нуждаетесь?

Нам очень интересны специалисты в области мобильной разработки — данное направление и смежные технологии сейчас развиваются очень активно. Также актуальны направления, связанные с искусственным интеллектом и машинным обучением. Нам по-прежнему интересны традиционные темы, такие как Java, но с большим уклоном в функциональное программирование. И конечно, специалисты по BigData, сейчас их на рынке труда, к сожалению, не так много.

— Планируете ли открывать новые центры разработки?

Если будет потребность, то да, но на данный момент нам хватает Омска и Москвы.

— Какое из современных внедренных технологических решений вы назвали бы максимально революционным и переломным?

Есть одна вещь, она, правда, достаточно старая, но не утратившая актуальности — Push-сообщения для подтверждений транзакций вместо привычных одноразовых SMS, и какое-то время мало кто предлагал такую услугу. Сейчас активно идут тестирование сервисов семейного банка и внедрение этой технологии. Интернет-банк позволит открывать друг другу доступ к счетам, кредитам, платежам, создавая единое пространство для управления семейными финансами. Мобильное направление, как я уже говорил, в ближайшие месяцы будет активно развиваться, и стоит ожидать появления новых продуктов как для физлиц, так и для юрлиц. Мультиплатформенное решение в сегменте машинного обучения также весьма востребовано.

Источник

Новые наушники для Xiaomi, которые подавляют любые шумы Грамотно составленные типовые формы документов Гироскутер Wheel oт Smart Balance: характеристики модели Необходимые изделия для индустрии красоты и медицины Установка виниров в Екатеринбурге

Лента новостей