10.10.2017 20:09

Михаил Шмелев: «Тот диалог, который выстраивали работодатели со мной, очень сложно вести с поколением Z»

Михаил Шмелев: «Тот диалог, который выстраивали работодатели со мной, очень сложно вести с поколением Z»

В октябре этого года Новосибирский государственный университет экономики и управления (НГУЭУ) отмечает свой 50-летний юбилей. К этой дате «КС» приурочил цикл интервью с выпускниками вуза, которые сегодня представляют бизнес-сообщество на региональном и федеральном уровнях. Директор выставочной компании «ITE Сибирь» и выпускник НГУЭУ МИХАИЛ ШМЕЛЕВ рассказал в интервью «КС», что ему дал вуз, как выстраивалась его карьерная лестница и чего ему не хватает в современных кадрах.

─ Михаил, расскажите немного, почему вы решили учиться в НГУЭУ, и почему склонились к специальности «Бухгалтерский учет в кредитных учреждениях»?

─ Вуз мне посоветовали родители, и в целом они оказались правы. Они хотели, чтобы я получил экономическое образование, а в начале 1990-х выбор вузов с таким профилем был не велик. Один из них – НИНХ (статус университета ВУЗ получил в 2004 году, до этого он был сначала институтом – НИНХ, а затем академией – НГАЭиУ – «КС»). Выбор специальности был уже за мной и обуславливался ответом на рыночный спрос «момента»: банков тогда открывалось много, а банковских специалистов, в том числе бухгалтеров, явно не хватало. В целом выпускники этой специальности были востребованы на рынке труда всю историю вуза.

Несмотря на банковский профиль моей специальности, бухгалтерского учета в программе было предостаточно: отдельно нам преподавали бухгалтерский учет в торговле, в производстве и в сельском хозяйстве. Это разнообразие позволило мне построить карьеру от рядового бухгалтера до финансового директора, с отраслевым применением в производстве, торговле и сфере услуг.

─ Насколько были полезными знания, приобретенные в ВУЗе?

─ В настоящее время я занимаю пост директора выставочной компании, и здесь важны компетенции в маркетинге и менеджменте. Значительный объем информации был получен мною в процессе дополнительного образования и саморазвития, но некоторые базовые знания мне опять же дал Нархоз. Например, уже в середине 1990-х в рамках учебной программы нам читали «Основы менеджмента» Майкла Мескона: по-моему, лучшего в теории управления еще не написано.

Помимо прямой пользы от учебной программы, была польза и от общения со студентами, некоторые из которых уже на втором-третьем курсах занимались бизнесом. Они изучали экономику в основном не в лекционных аудиториях, а в переговорах с поставщиками и покупателями. Несмотря на то, что лично у меня опыта ведения бизнеса в студенческие годы не было, многое для себя я почерпнул из общения с более опытными коллегами ─ умение улавливать рыночные тренды, вести переговоры, прагматизм, расчетливость. К примеру, когда мой коллега на втором курсе перевелся на заочное отделение, я нисколько не удивился его решению и был в некотором смысле спокоен за его будущее, поскольку он уже в 19-20 лет показал себя зрелым коммерсантом, зарабатывая в разы больше моих родителей. Когда я встретил его пару лет назад, мой прогноз оправдал себя: однокурсник стал собственником торговой компании с численностью сотрудников около 100 человек. В целом предпринимательский склад ума был присущ студентам вуза, по крайней мере, в начале 90-х.

─ А сегодня вы как-то поддерживаете связь с однокурсниками? Встречаете их в деловой среде города?

─ Периодически с кем-то созваниваюсь, встречаюсь, но специальным образом связь не поддерживаю. Кстати, на прошлой неделе в фитнес-центре я встретил своего одногруппника, которого я не видел уже практически 22 года. Помимо того что этот человек очень легкий в общении, у него, как оказалось, очень интересный бизнес в сфере наружной рекламы. На следующий день после нашей встречи он приехал к нам офис и сделал интересное коммерческое предложение. Для привлечения посетителей мы используем различные каналы рекламы, а компания моего одногруппника практически номер один в городе в том сегменте, который занимается рекламой на общественном транспорте. Так что бывает и так, что студенческие контакты срабатывают через 20 лет таким вот образом.

─ Ну, а если говорить о преподавателях: можете назвать несколько из них, которые четко запомнились, показались неординарными?

─ Я с благодарностью вспоминаю весь состав кафедры «Бухгалтерского учета и анализа хозяйственной деятельности в кредитных учреждениях и торговле» во главе с Розой Семеновной Терепиной. Помимо качественного образования по специальности, они в немалой степени способствовали трудоустройству некоторых наших выпускников в банки города.

Отмечу и преподавателя «Математического моделирования» Владимира Андреевича Руди, который совмещал преподавательскую деятельность с работой в банке, а потому очень много передал нам в плане практического применения его лекций.

Немецкий язык нам преподавала Лариса Федоровна Лучихина. У нее был нестандартный подход к обучению. В дополнение к программе учебника вуза она давала очень много разнообразных материалов: к примеру, мы регулярно читали специализированные бизнес-журналы, заучивали пословицы и поговорки, многие их которых я помню до сих пор.

Михаил Шмелев: «Тот диалог, который выстраивали работодатели со мной, очень сложно вести с поколением Z»

─ Запомнились какие-то яркие эпизоды из студенческой жизни?

─ Мне запомнился эпизод, когда в 1993 году к нам на лекцию пришел Виктор Александрович Толоконский, который тогда был вице-мэром Новосибирска. Мы, второкурсники, часто вели себя на лекциях несерьезно: шутили, играли, могли позволить себе фривольное полулежащее положение тела на парте. Но когда Виктор Александрович вошел в аудиторию, я хорошо помню, как у меня выпрямилась спина, а мышцы лица приняли серьезное выражение: настолько солиден и серьезен был Виктор Александрович. Строгий костюм, очки, выправка. Он рассказывал о своей карьере, о том, как еще совсем недавно был студентом Нархоза и вот теперь стал вице-мэром. Воздействие от его речи было даже не на уровне ее содержания, а на уровне невербальных сигналов.

─ Михаил, расскажите немного о том, как после окончания вуза складывалась ваша карьера?

─ После окончания вуза я себя видел, конечно, в банках. Их тогда было много на рынке: заходили московские игроки, был известный тогда «Сибирский торговый банк», куда стремились попасть все выпускники нашего факультета, были и другие престижные банки.

Три месяца после окончания вуза я проработал в «Сбербанке», в «Отделе организации валютных операций». На этот банк меня хватило на три месяца. Во-первых, потому, что зарплата была низкой, а во-вторых, сама организация труда была выстроена таким образом, что было скучно и неинтересно, не хватало какой-то динамики, личного развития. В итоге я ушел получать второе образование в тогдашний НИИЖТ (сегодня СГУПС, статус университета был присвоен в 1997 году ─ «КС»), на факультет «Мировой экономики». Параллельно я стал работать главным бухгалтером в небольшой компании, которая занималась оптовой торговлей.

Приходилось не столько переучиваться (потому что Нархоз заложил хорошую базу), сколько непрерывно получать определенные знания в ходе практической деятельности. Прежде всего, необходимо было сдавать отчетность в налоговую инспекцию, бухгалтерский баланс, готовить налоговые декларации. Т.е. нужно было отвечать не за конкретный участок бухучета, а за всю организацию в целом, хоть она и была маленькой. В общем, первые два года работы самообразования было очень много. Всего главным бухгалтером в небольших предприятиях я проработал с 1996 по 2001 год.

─ Затем был опыт в какой-то другой отрасли?

─ Да, в 1998 год у меня был интересный опыт работы в консультационном бизнесе, когда я пришел на работу в компанию «АвиаМенеджер». Мы занимались управленческим консультированием, разрабатывали бизнес-стратегии, проводили тренинги, и, поскольку у меня было бухгалтерское образование и опыт, параллельно я вел бухучет.

В 2001 году я стал работать финансовым директором на предприятии нашего клиента. Затем сменил сферу на инвестиционный консалтинг, который тогда только зарождался, и с 2003 по 2007 годы работал в компаниях «БКС» и «Luginin Capital Partners». Мы занимались организацией облигационных займов, что в то время также было новым инструментов на рынке. С этими же задачами я далее работал в ГК «Обувь России» с отделе по работе с открытыми финансовыми рынками.

Во время кризиса в 2008 году я принял решение сменить место работы, и до 2011 года работал в «РАТМ Холдинге» (входят предприятия ПАО «РОМЗ», АО «ЭОС», ОАО «НПО ГИДРОМАШ», ЗАО «КНЗ», ООО «Сибирское стекло», ЗАО «Экран-Энергия», ООО УК «Ломоносов-Капитал», АО УК «РАТМ-Девелопмент», АО «Завод Экран» ─ «КС)», где занимался инвестициями, инвестиционным анализом, бизнес-планированием, оценкой бизнеса. В 2012 году мне поступило предложение от компании, где я работаю сейчас (в 2008 году британская компания ITE выкупила новосибирское выставочное общество «Сибирская ярмарка», владельцем которой был Сергей Якушин). 5 лет я проработал финансовым директором, и с августа этого года меня назначили директором обособленного подразделения.

«Чем больше спектр работы, тем интереснее»

─ Ваши специализации разительно менялись со временем: с одной стороны, это работа, связанная с фондовыми и валютными рынками, а с другой, ─ бухгалтерия. Что все-таки оказалось ближе для вас?

─ Мне интересно разнообразие, интересна работа финансовым директором, когда квалификация востребована на 100 %. Условно говоря, если бы сейчас мне предложили эту должность, я бы согласился в том случае, если бы это было не только постановкой управленческого учета, но и работа по привлечению ресурсов, бизнес-планирование, расчет инвестпроектов, работа с инвесторами, с банками. В общем, чем больше спектр, тем интереснее.

─ Как вы считаете, какие кадры нужны экономике сегодня? Какие здесь есть проблемы?

─ Сегодня в экономике дефицит профессионалов и образованных людей. Эту проблему должны решать совместно и учебные заведения ─ в части реализации современных программ обучения, и компании-работодатели, которые формируют запрос на сотрудников определенной квалификации. Если бы я формулировал для вузов методологию подготовки студентов, то основной мой посыл состоял бы в том, чтобы научить студентов учиться. Этот навык пригодится им на всю жизнь. В современном мире явно недостаточно получить одну специальность (точнее – диплом о присвоении специализации) и после этого забыть о личном и профессиональном росте. Окружающий мир динамично меняется, и на часть специальностей спрос будет снижаться, например, на бухгалтеров и юристов. Чтобы не оказаться без работы, у выпускников должен быть навык самообразования и переквалификации, и этому может научить вуз. Это отдельные навыки анализа тенденций рынков труда и образования, а также навыки расстановки личных приоритетов и управления временем.

Если говорить о кадрах, которые нужны экономике, то в целом, наверное, в любой специальности критерий успеха ─ это умение считывать рыночные тренды и умение на эти рыночные тренды отвечать, с точки зрения организации собственного образования.

Михаил Шмелев: «Тот диалог, который выстраивали работодатели со мной, очень сложно вести с поколением Z»

─ Какие проблемы вы можете отметить именно в сфере продаж?

─ Если вуз может обучить человека маркетингу, психологии, социологии, статистике и т.д., то внутреннюю потребность человека оказывать определенную услугу, помогать другим людям решать их проблемы, наверное, воспитать невозможно. Ведь суть продажи не в том, чтобы «впарить» что-то за большие деньги, а в том, чтобы определить потребность человека, компании и оказать помощь в ее реализации.

Бывают такие ситуации, когда компания после принятия участия в выставке осталась недовольна результатом (в анкетах пишут, что было мало посетителей, что посетитель не их и т.д.), а когда начинаешь с разговаривать с представителем этой компании лично, то оказывается, что они привезли оборудование, которое совсем не подходит для профиля конкретно этой выставки. И им, соответственно, следовало принять участие в другом нашем проекте. Это можно выяснить только в прямом диалоге с представителем компании, продукция которой находится на выставочном стенде, и никак иначе. Это, опять же, внутренняя потребность человека общаться с людьми, помогать им. Эти знания можно взять на уровне тренингов и семинаров, но, мне кажется, что это должно быть внутри. Ведь формула продаж очень простая ─ вызвать у человека доверие и интерес.

─ Сейчас создается такое ощущение, что на рынке есть большой выброс рабочей силы, в том числе за счет оптимизации, которую проводят компании. Зачастую выпускникам ВУЗов просто некуда пойти. Вы согласны, что такая проблема есть?

─ Я с этим соглашусь, но здесь нужно понимать, что бизнес ─ это достаточно жесткая система. Задача оптимизации затрат так или иначе стоит перед каждым владельцем предприятия. Ведь сегодня человек на рынке труда рассматривается именно как человеческий ресурс, имеющий определенную цену.

То, о чем вы сказали, демонстрирует тренд стандартизации бизнес-процессов, когда все прописано на уровне инструкций. В 80 % случаев требуются надежные исполнители, которые могут быстро и без потери качества делать определенные операции в рамках тех бюджетов, которые предлагают работодатели.

С другой стороны, это всегда выбор человека ─ работать со стандартизированными операциями и с определенным уровнем оплаты труда, выше которого не прыгнешь, либо возможность роста, иной взгляд на свою работу и на работу предприятия. Те люди, которые нестандартно смотрят на стандартные процессы, всегда будут востребованы. Они же, как правило, затем становятся руководителями.

─ И вот конкретно с такими кадрами сейчас есть проблемы? Как вы высчитаете?

─ Сейчас, на мой взгляд, большая сложность в недопонимании между поколениями. Если раньше я не верил в то, что разделение поколений ─ X, Y, Z ─ существует, то, став руководителем, я убедился в обратном. Моя дочь работает в нашей компании по контракту, ей 18 лет. И даже с ней я не всегда могу найти общий язык в плане ее мотивации. Тот диалог, который выстраивали работодатели со мной, очень сложно вести с поколением Z. Если бы мне 20 лет назад предложили работу в иностранной компании, которая занимается организацией выставок, и среднюю оплату по рынку, я бы это рассматривал как подарок судьбы, как очередную ступеньку для карьеры, как возможность самообразования, получения знаний в ходе практического опыта. Она на это смотрит по-другому ─ с возможностью зарабатывать деньги здесь и сейчас. К сожалению, у поколения Z подход к рабочему процессу не стратегический. Основная проблема, на мой взгляд, в том, что молодое поколение, умеет быстро выходить на определенный уровень квалификации, где получают зарплату, например, на 30-50% выше средней по рынку, но при этом надолго «зависают» на этом уровне, не видя других возможностей и большего потенциала карьеры.

Источник

Где можно получить высшее образование за рубежом Слоты от брендовых гейм-разработчиков! Команда Свердловской области выиграла Всероссийскую зимнюю Спартакиаду инвалидов Черная пятница 2017 в Украине: узнавай о скидках первым! Обустройство дома для каждой семьи от «Студии потолков №1»

Лента новостей