11.10.2017 20:48

От Виктора Александровича к Александру Викторовичу и обратно

От Виктора Александровича к Александру Викторовичу и обратно

Тень четвертого срока нависла над страной. Раздумывая, выдвигаться или нет, Путин делает регионам предвыборные подарки. Красноярский край получил-таки долгожданного Александра Усса. Да, но что получила Новосибирская область?

Формируя повестку, федеральная власть по-видимому исходит из двух стратегических принципов. Принцип первый: не меняясь самой, продемонстрировать стране волну обновления «по самое не хочу», чтоб «аж захлебнулись» (и снова потянуло на берег «стабильности»). В своей наиболее осмысленной и осознанной части ожидания перемен связаны с надеждами на новую экономическую политику. Да хоть на какую-то системную, последовательную и продуманную экономическую политику и, тогда, неизбежно, на появление условно новой фигуры в ранге, например, главы правительства, который получит достаточно полномочий для её реализации. Однако приоритеты президента-2018 в сфере экономики туманны, обсуждение представленных Путину программ Медведева, Кудрина и Бориса Титова затянулось без каких-либо результатов – в самом главном вопросе пробуксовка. Не зная, что делать с остановившейся экономикой, Путин не решается и прямо заявить о своих дальнейших президентских амбициях. Но, даже если нечего сказать по существу, всё равно можно заставить публику внимать с трепетом, думают в Кремле. И если в центре без перемен, то пусть всё меняется на местах и на периферии. Причем целесообразно ещё и растянуть процесс взаимного удовольствия. Во всех случаях губернаторских отставок чуть ли не неделю слухами полнилась земля, и лишь потом торжественно свершалась монаршья воля. Надо, чтобы как следует прочувствовали и надолго запомнили. Как минимум до марта 2018 г.

Принцип второй: следует по возможности удовлетворять запросы с мест – если только их можно удовлетворить без денег, которых, как известно, нет. В частности кадровые запросы. Где губернатор совсем заматерел, правит усердно и долго, совсем как Путин на федеральном уровне, и не наблюдается рядом местного неформального лидера, надо слать туда абстрактного «молодого технократа», дабы он фотогенично являл «новое современное лицо» власти, ибо гражданам будет от того радость. А что ж их не ублажить забесплатно? А там, где такой неформальный лидер имеется, как вот, например, в Красноярске Александр Усс, ему и карты в руки – и опять же, пусть народ веселится, главное, чтобы денег не просил. А и как попросишь, если местное сообщество уверено: полагаться надо на себя и на своих людей, то есть, иначе говоря, на собственные ресурсы. А Москва берет и предоставляет такое счастье. И чего теперь за деньгами в столицу ездить? Вы ж отныне у нас большие и самостоятельные. Давайте сами там как-нибудь, вы же этого так хотели. Петр Медведев не вполне логичен в своих целеуказаниях Александру Уссу.

Но если царский подарок красноярцам зовется Александром Викторовичем, то как прикажете величать его новосибирского антипода, если не Виктором Александровичем?

С известными ограничениями можно считать Толоконского таким же неформальным региональным лидером – только в тех краях, куда он незамедлительно перебрался, как только почувствовал исчерпанной свою красноярскую карьеру. Разумеется, в каком-то отношении он выглядит слабее: в отличие от Усса у него имеется существенный недостаток: он много лет управлял родным регионом, а тот, кто находится у власти, как правило, зарабатывает антирейтинги и слегка надоедает людям. Однако несколько лет в ранге полпреда и затем красноярского первого лица смягчают этот эффект. Толоконский ушел с должности руководителя областной исполнительной власти на повышение, затем возглавил огромную территорию по соседству, но, высоко поднявшись, не порывал связей с земляками. Всё это не может не импонировать новосибирцам. Его расставание с Красноярском также было популистски обыграно – можно даже предположить, зная Виктора Александровича, что не без ведома влиятельных персон в Москве, уж слишком не в его стиле фронда без оглядки и импульсивно-необдуманное хлопанье дверями.

Нельзя не признать, комментируя этот шаг Толоконского (фактическая отставка не дожидаясь указа), что вообще-то выдавливание с должностей губернаторов, которые официально прошли через легитимирующую предвыборную процедуру, выглядит весьма сомнительным политическим ходом. Такие экстраординарные меры предпринимаются явно не от хорошей жизни (о чем уже шла речь выше). Понятно, что руководство администрации президента готово рискнуть настолько, что не прочь поставить под большой вопрос и без того не слишком сильную в России веру в выборы как таковые. Говорили же оппозиционные скептики, что нет у нас никаких выборов, всё это фикция и бутафория – и то, что губернаторам не дали отработать срока, на который они выбирались, ощутимо подтверждает упомянутый тезис. Грустно промолчала, глядя на всё это, правящая партия, от которой избирались главы регионов – а ведь мы все ещё помним те времена, когда кадровые решения такого уровня оформлялись при участии политических или общественных структур (хотя бы и ОНФ). На глазах происходит демонтаж атрибутов политической системы, какой она существовала почти два десятилетия. А что взамен – непонятно.

Долгосрочный исторически-цивилизационный факт состоит в том, что голимый административно-аппаратный произвол не может считаться движением вперёд, не увеличивает устойчивость и ответственность власти. Компрометация выборов как таковых за несколько месяцев до президентской избирательной кампании каким-то образом работает на Путина? Да, если предполагается собрать земский собор, венчать нынешнего президента на царство и затем на триста лет забыть о том, что мы когда-то кого-то дерзали выбирать, думая успешно править страной через назначенных губернаторов,как при Екатерине или Николае Павловиче. Верить в эффективность такой организации власти на территории в 17 миллионов квадратных километров – как минимум не «технократично». Не очень ясно, насколько серьезно надо воспринимать оголтелый тренд последних месяцев, ведущий, прямо скажем, в никуда, тем более, что люди, которые незадолго перед тем развивали концепцию какого ни на есть, но электорального оформления власти, физически не исчезли, далеко не ушли, не объявлены врагами народа и польско-японскими шпионами – вот они, чинно заседают, к примеру, в Госдуме или в СВР. Ну, а раз так, то, может, полезно, чтобы кто-нибудь, Толоконский ли, а может Абдулатипов, публично дал понять, насколько неоднозначно оценивается во властных кругах «новый курс»? Разве не бывало у нас кампаний, которые назавтра сменялись прямо противоположными – да в России вся история состоит из них. Только что у нас на глазах сначала расцвел, стремясь попасть в струю, максимально пышным цветом «консервативный протест» против некоего фильма, аж вплоть до имитации некоторыми невесть откуда выпавшими структурами названия официально запрещенной исламистской организации, а затем вдруг как по мановению куда-то сдулся, и главой «христианского халифата» резко занялись кураторы.

От Виктора Александровича к Александру Викторовичу и обратно

Так что: почему бы и нет? Впрочем, вернемся от широких горизонтов к Новосибирской области. Вышесказанное призвано объяснить, в какой степени возвращение Виктора Толоконского в родные пенаты осложняет и без того трудную политическую ситуацию на берегах Оби. В Новосибирске сейчас здравствует три бывших губернатора области и трудится еще не менее того претендентов на это звание. При всех ранее сделанных предположениях идущая сейчас в стране грубая зачистка губернаторского корпуса имеет также и признаки чрезвычайной спецоперации по подготовке транзита власти в неизвестном пока направлении, под некую фигуру, которой вскоре потребуется максимум лояльности. Но какой зачисткой обеспечить решение общей задачи в отдельно взятом сибирском субъекте РФ, если при уже продемонстрированной никчемности избирательной процедуры брошенному на Новосибирск ставленнику Кремля придется тем не менее через неё пройти? Совершенно очевидно, что при худшем развитии событий ему придется иметь дело с альянсом Толоконского и мэра Новосибирска Анатолия Локтя, у которых позади практика успешного сотрудничества в предвыборной ситуации 2014 г. (когда коммунист Локоть выиграл у единоросса Владимира Знаткова). При этом не лишена оснований гипотеза, что на сей раз значительная часть отодвинутой в сторону Кремлем «Единой России» будет неформально работать в Новосибирске в пользу этого тандема. Залогом тому депутат новосибирского заксобрания Вениамин Пак, демонстративно встречавший в аэропорту новосибирского и красноярского экс-губернатора. Напомним, что традиционными союзниками и партнерами Пака являются и председатель Новосибирского городского совета Дмитрий Асанцев, и депутат Госдумы, координатор «ЕР» по НСО Виктор Игнатов, обладающие обширными связями в единороссовской среде.

Любому присланному Москвой «десантнику» будет непросто выиграть у этой группы влияния, объединяющей слоганы регионального патриотизма и социальной справедливости в сочетании с административным ресурсом мэрии Новосибирска и поддержкой альтернативных полюсов влияния в Москве (анонсированной поведением Толоконского в момент красноярской отставки). Без Толоконского с навязанной ему ролью новосибирского Усса могло бы быть проще.

Буквально на днях «Единая Россия» в городском совете, направляемая Дмитрием Асанцевым, продемонстрировала свои возможности и дала понять, насколько серьезно следует с ней считаться любому действующему или будущему новосибирскому губернатору. Городской совет в очередной раз остановил проект строительства новой новосибирской ледовой арены, несмотря на то, что она считается объектом федерального внимания, должна быть возведена в рамках международных спортивных договоренностей и входила в набор предвыборных обещаний «паровоза» единороссовского списка на выборах в Госдуму Александра Жукова. Жуков, находясь в Новосибирске на этой неделе, воздержался от внятного комментария к произошедшему.

При всей популярности экс-губернатора, проиллюстрированной недавно на праздновании юбилея Новосибирской области, когда именно Толоконского встретили самыми громкими аплодисментами, у него хватает недоброжелателей в Новосибирске. Поэтому сейчас, когда он не защищен официальным статусом, он точно заинтересован идти во власть, вступать в коалиции и укреплять свои позиции в ожидании возможных атак. Какие долгосрочные конфигурации он мог бы рассматривать как желательные? Например, положение главы законодательного собрания при губернаторе Локте и мэре Асанцеве. Избраться в ЗС Толоконский теоретически смог бы уже весной, если кто-то освободит ему округ.

В целом, чем сложнее обстановка в Новосибирской области, тем больше вероятность, что кто-то в Москве сочтет необходимым иметь дело с Виктором Александровичем как с опытным «разводящим» новосибирской властной системы – человеком, готовым урегулировать противоречия, взамен, конечно, на новое признание своего статуса. Гарантированно преодолеть сопротивление группы влияния, которую Толоконский усиливает своим присутствием и авторитетом, могут только силовики. Недавняя история НСО богата эпизодами активного интереса людей в погонах к вопросу о том, кто управляет регионом. Однако вряд ли силовики задействованы в процессе смены власти, который осуществляет сейчас администрация президента. Будь это иначе, и сам процесс был бы излишен — у генералов свои способы добиться покорности от региональных властей, если им дано такое поручение, но им легче находить общий язык с чиновниками, уже потрудившимися на славу, нежели с новичками. Несмотря на то, что целый ряд собеседников «КС» в бизнесе и власти мысленно призывает в Новосибирскую область с целью «наведения порядка» не просто варяга, но варяга со звездами, вряд ли политические подразделения администрации президента располагают значительным резервом «запасных» по этой части. Даже для буйного Дагестана у них нашелся если и генерал, то в первую очередь с большим политическим, а не военным опытом. Поэтому скорее всего придётся подбирать обычные гражданские ключи к Новосибирской области вместо того, чтобы заходить с черного хода через подвалы. А это значит – договариваться и/или конкурировать на политическом поле, то есть искать такого преемника Владимира Городецкого, который способен переиграть группу влияния Локоть – Толоконский – Пак – Асанцев – Игнатов, или эффективно сотрудничать с ней.

От Виктора Александровича к Александру Викторовичу и обратно

В раскладах, которые сейчас формируются, не очень понятны перспективы действующего спикера заксобрания и перманентного претендента на пост губернатора в течение 2016-2017 гг. Андрея Шимкива. В Новосибирске многие уверены, что он активно контактировал с Толоконским с момента своего скандального «самочинного» выдвижения в спикеры ЗС в 2015 г. Вариант: Шимкив-губернатор, Толоконский-спикер ЗС, вероятно, также устроил бы того, да и другого, хотя Локоть – пожалуй, более спокойный и предсказуемый партнер для Виктора Александровича, чем Шимкив, которого злые языки именуют не иначе, как «Юрченко-2». Вероятно, Локоть ещё и более проходной на губернаторских выборах против кандидата от администрации президента, если Шимкиву не удастся стать таковым. Но отчаянные усилия убедить Кремль сделать ставку на Шимкива и подать его в качестве единственно возможной «фигуры согласия» не прекращаются ни на минуту. Затянувшийся на два года фальстарт бывшего главы новосибирского филиала «Газпромнефти» способен оказать плохую услугу и ему, и Новосибирской области. Для Москвы не оставалось секретом, что игра в пользу Шимкива велась в две руки: из одного и того же центра создавались проблемы действующему губернатору и тут же слались в Москву намеки – ставьте меня на должность, и я сразу всё решу. Всё это делалось чересчур топорно, грубовато и напоминало шантаж.

Люди, критически относящиеся и к Толоконскому, и к Шимкиву, и к Локтю, несомненно, в природе тоже существуют и группируются в регионе вокруг Владимира Городецкого, а также полпреда президента РФ в СФО Сергея Меняйло. Гипотетически, они способны были бы стать активом ставленника АП. Если, конечно, он не прибудет сюда со своей готовой командой.

Источник

Приставка Вашей мечты Что нужно для бизнеса по продаже вареной кукурузы Лучшие фильмы на Киноскладе Японские корректоры для лица Новые наушники для Xiaomi, которые подавляют любые шумы

Лента новостей