Почему в Новосибирской области сменился губернатор

Почему в Новосибирской области сменился губернатор

За что??! И – выиграет ли мэр Новосибирска у мэра Вологды на выборах губернатора Новосибирской области, которые теперь неизбежны? Таковы два вопроса, которые терзают региональную деловую и политическую элиту с вечера пятницы (не считая третьего: посадки будут? – но о нем мы умолчим).

Действительно, назначение в регион губернатором мэра города, где жителей чуть больше, чем в Ленинском районе Новосибирска, выглядит сенсационным, шокирующим и унизительным. То, что для Андрея Травникова – неожиданный взлет, для местного политико-экономического класса – болезненное падение. Основная мысль формулируется примерно так: чего настолько хорошего успел сделать человек в своей глуши за год пребывания в должности, что его сочли готовым руководить совершенно незнакомым субъектом РФ с чрезвычайно сложной политической и экономической обстановкой, с третьим по величине городом России, с тремя, а теперь уже и четырьмя экс-губернаторами в наличии и даже, редчайший случай, одним экс-полпредом? А этот человек вообще выборы-то настоящие хоть раз выигрывал? А если он такой хороший и ответственный, то как же, кстати, его обязательства перед собственными вологодскими горожанами, которым он, вероятно, что-то обещал, идя на пост мэра, даже если за него голосовал местный совет? Ведь года не прошло, а он меняет место работы. А если ничего не сделал и обязательств перед жителями не исполнил, чему он вообще нас всех научит? Мы снова вернулись к эпохе людей «перекати-поле», славных технических управленцев, которым неважно чем и кем руководить, главное – удовлетворить посылающую в разных направлениях волю начальства?

Кто виноват и чего не надо было делать?

Поскольку вопросы риторические, травмированное новосибирское сознание переходит дальше к уяснению степени недоверия, если не сказать презрения, которая была выражена кадровым выбором президента РФ к региональной политической среде. Если это не апокалипсис местного значения, то что? И если так, то чьи грехи утянули область на дно?Принципиально важно, на будущее, в этом разобраться, чтобы не повторять трагических ошибок (хотя кто ж теперь позволит их допустить?).

Как сказал «Континенту Сибирь», объясняя случившееся, высокопоставленный собеседник из федеральных структур, «в области очень плохо относились к губернатору, которого рекомендовал президент. Так нельзя». И добавил: «Отставка Владимира Филипповича планировалась позже. Но последнее время он подвергался совсем недопустимому давлению. Поэтому пришлось форсировать события». Если дело обстоит таким образом, то забавно наблюдать, как основные пиарщики этого давления комментируют ситуацию, хвастливо беря на себя заслугу увольнения губернатора и, видимо, намекая преемнику, что будут (вероятно в интересах прежних заказчиков) бдительно наблюдать за качеством его работы. Бдительно наблюдать – это прекрасно, если только это не элемент очередной кампании.

Произошедшее напоминает 2014 г., только в большем масштабе. Новосибирская политическая система опять обвалилась, но еще более катастрофично. В 2010– 2014 гг. власть аварийно не справилась с обеспечением нормальной преемственности. Проиграли действующие губернаторы (сначала Толоконский, потом Юрченко, потом Городецкий, которому в мэрии был нужен Знатков, а не Локоть), проиграл действующий врио мэра, которого поддерживали 90 % местной элиты. Команда, которая представляла систему на завершающем этапе этого цикла (весной 2014 г.), работала туповато-грубо и бесхитростно, уповая на привычный административный ресурс. Основные фигуранты избирательной кампании были уверены в победе и,особо не думая о результате, занимались главным образом тем, что активно наполняли собственные карманы. Поражение вызвало шок.

Немногочисленные конкуренты, не обладая такими возможностями, но превосходя правящее большинство в изворотливости и хитрости, уронили мастодонта едва заметной, но технически верной подножкой. Как и положено, использовали против него его тяжесть и инертность. Это произвело неизгладимое впечатление. Из весенней грязи, в которую плюхнулся носом региональный истеблишмент, были извлечены определенные выводы. Условный «мастодонт» сменил имидж, и ему захотелось стать уже не мэром, а сразу губернатором. Но, стремясь наверстать упущенное, теперь он ударился в другую крайность и с чьей-то помощью сделался необыкновенно хитер и политтехнологичен. То, чего резко недоставало в 2014 г., вдруг накрыло с головой. Степень византизма новосибирской политики 2016-2017 гг. превысила самые смелые ожидания. Недостача сменилась избытком. Но это привело к аналогичным последствиям. К сожалению, сильно перебрали и запутались в самими же расставленных сетях.

Почему в Новосибирской области сменился губернатор

Политсистема обвалилась снова в конечном счете потому, что оказалась поражена изнутри совсем не политическим духом предательства и интриганства. (И нам всем известно, откуда он берется, кто его привносит и снова постоянно им заражает. Уже давно понятно, что это как скорпион, который не знает кого и как бы еще ужалить и жалит в итоге самое себя.) Масштабы лицемерия и двуличия новосибирской политической игры 2016 – 2017 гг. показались возмутительными даже искушенным московским товарищам. Все-таки наверно это не совсем правильно – подчинить всю политическую и экономическую жизнь области цели свалить действующего губернатора, и заниматься этим в непосредственном контакте сразу с его ближайшими подчиненными, с «несистемной оппозицией», с кремлевскими антиоппозиционными фондами и с хронически недовольной улицей.

Не все в Москве одобряют такой способ завоевания власти – когда соискатель через промежуточные звенья организовывает митинговую волну, используя для этого любой подвернувшийся повод, а потом предлагает свои услуги для успокоения общества. И ладно бы он был известен сам как безукоризненный законник и безупречный топ-менеджер, принимающий только гениально верные хозяйственные решения и в общественных интересах. Но ведь это не совсем так. По сути-то все претензии несостоявшегося преемника к предшественнику, предъявляемые окольными путями через самых разнообразных гонцов, сводились к одному: плохо всё, что идёт мимо меня.

Индустрия протеста

Один из самых интересных феноменов последних лет, с которым придется разбираться новому губернатору – запущенная в Новосибирске индустрия протеста, укомплектованная профессиональными «общественниками» разных видов. В ней всё прекрасно, за вычетом одного маленького нюанса: эта машина правдолюбия и борьбы с чиновным произволом строилась на заказ из чиновных же кабинетов и только ради того, чтобы в других кабинетах, недалеко расположенных, сменились обитатели.

Люди, поднявшиеся на бюджетных деньгах и только-только усвоившие десятки миллионов,выходят на площади возмущенно кипеть разумом,считать деньги в карманах простых граждан, искать сор в чужом глазу, праведно рассуждать о законах и гневно учить чиновников, как надо цивилизованно и профессионально работать. Люди, представляющие в регионе официозные кремлевские организации,изо всех сил «раскачивают лодку», потому что все средства хороши, если цель – поправить президента, который не того усадил в губернаторское кресло: забыл посоветоваться со своим штатным местным сторонником. Примечательное явление, которое, несомненно, заслуживает хорошего гранта на социологический анализ, и мы даже все знаем, кто его непременно получит.

Каждый сейчас справедливо интересуется достижениями Андрея Травникова на предшествующем месте работы. А почему бы – да здравствует объективность – не полюбопытствовать о том же самом у Андрея Шимкива: к примеру, о его бизнес-успехах в «Газпромнефти»? Почему всё внимание прогрессивной общественности доставалось Городецкому, а не тому, кто рвался его сменить и лучезарно олицетворял светлое будущее Новосибирской области?

Почему в Новосибирской области сменился губернатор

Городецкий и альтернатива

Конечно, при этом ясно, что Москва бы не вмешалась, так, как она вмешалась, если бы не слабость альтернативы. Только что упомянутая объективность требует возложить свою часть ответственности на «другую сторону», которая проиграла в итоге не меньше, чем команда спикера ЗС. Гиперактивности конкурентов эта сторона противопоставила принципы «тише едешь – дальше будешь», «не высовывайся – и тебя заметят». Не заметили!

В адрес Владимира Филипповича можно сказать очевидное: Городецкий не сохранил область ни для себя, ни для новосибирцев. Он оказался слаб той же самой слабостью, что и вся система, не от хорошей жизни путающая политику с интриганством (и регулярно выплескивающая вместе с водой ребенка). Как и его предшественник Виктор Толоконский, он не смог обеспечить преемственность власти. Наученный в том числе историей Толоконского и Юрченко, он старался избегать тех же ошибок и в итоге повторил их. Часть его команды изменила ему, но ни один из её членов не чувствовал себя комфортно. Городецкий не допускал концентрации полномочий в руках Владимира Знаткова, но это не помешало, а скорее помогло тому пойти по стопам первого заместителя губернатора 2008 – 2010 гг. Фактически пренебрегая собственно политическими аспектами власти, Городецкий не сформировал сильного управления внутренней политики. В 2014 г. на страницах «КС» звучало предположение, что хорошим выбором на пост политического вице-губернатора для него был бы Вадим Головко. Городецкий предпочел работать с теми, с кем ему было комфортнее, а в итоге, как уже говорилось, комфорта не осталось ни для кого.

Тем не менее Городецкий заслуживает уважения. При нем создалась атмосфера сосуществования на равных ветвей власти, исполнительной и законодательной. Он – первый руководитель области, который не пытался взирать на облсовет/заксобрание как на филиал областного правительства и достаточно спокойно относился к самостоятельности этого органа. Печально, если через какое-то время подтвердится, что со стороны ЗС эти цивилизованные отношения были не целью, но лишь временным средством, лесенкой, по которой кто-то карабкался на вершину исполнительной власти. Что случилось бы при успешном окончании процесса? Правильно, лесенку оттолкнули бы за ненадобностью. Почему-то мало кто представляет себе, что отношения губернатора Шимкива и ЗС строились бы так, как они сложились при губернаторе Городецком.

Городецкий шел на уступки и компромиссы, но в каких-то принципиальных вопросах он не поддавался давлению. Не имея эффективного политического заместителя, он в то же время не последовал уговорам и не назначил на этот пост Виктора Игнатова, который очень этого хотел в 2014 г. (и убеждал губернатора примерно тем же методом, каким Шимкив два года спустя уговаривал федеральный центр отдать власть в Новосибирске ему в руки – то есть создавая проблемы; проблемы Городецкий переносил стоически и не испугался).

Роль полпреда и кадры

Президентское решение, однако, выносит свою оценку, как мы тут все жили и работали, и эта оценка не слишком благоприятна. По мнению Путина и его администрации развитие политической системы Новосибирской области примерно соответствует уровню вологодского муниципалитета. (Наблюдая непропорциональное влияние, которым пользуются в горсовете Новосибирска и заксобрании депутаты, избранные от Кировского района с населением даже меньше ленинско-вологодского, думаешь, что президент, пожалуй, несколько преувеличил.) Ну или нам предложено спуститься к этому уровню: опроститься, вернуться к азам и истокам и затем попробовать вырасти снова, уже не допуская опасных отклонений.

Понятно, что новый глава Новосибирской области, присланный сюда на расчистку наших авгиевых конюшен без крепкой поддержки извне столкнется с непреодолимыми для себя трудностями. Например, как уже говорилось, он совсем не автоматически выиграет, если выиграет, на губернаторских выборах, когда до них дойдет дело, у Анатолия Локтя, который как лидер местного отделения КПРФ скорее всего примет в них участие. Где будет сейчас расположен центр управления Новосибирской областью – где-то в далекой Москве или в здании президентского полпредства на улице Державина?

Известно, что Сергей Меняйло неплохо знает обстановку на территории дислокации и, подобно одному из своих предшественников Анатолию Квашнину, испытывает особый интерес к контролю за новосибирской ситуацией. Нельзя не заметить, что Андрей Травников почти идеально устроил бы полпреда, если бы тому и принадлежала инициатива подбора кандидатуры преемника Городецкого. Новый человек с кругозором, пока еще не слишком губернаторским, неизбежно должен полагаться на консультации более опытного руководителя, успевшего побывать в разных политических переделках, и знающего Новосибирск. Можно ожидать, что и Владимир Городецкий примет участие в консультировании нынешнего главного новосибирца, особенно по кадровому вопросу, причем политическая благонадежность будет решающей характеристикой.

Большинство собеседников «КС» думают, что лиц, заподозренных в участии в «заговоре Шимкива», уберут в первую очередь, то есть пострадает и будет укреплен новыми кадрами экономический блок правительства, тогда как социальному блоку во главе с верным соратником Городецкого Александром Титковым будет позволено продолжать работать. Многие хотели бы, чтобы в правительстве остался Сергей Семка, много лет курирующий индустриальный сектор и пользующийся большим уважением регионального директорского корпуса. Трудно также предположить, что из правительства уйдет Сергей Боярский, человек практически незаменимый в глазах строительного сообщества.

Источник

Целебный и расслабляющий массаж для тела Киносайт с отборным контентом Риск и адреналин в новых онлайн-играх Купля, продажа и оценивание монет Выгодные тарифы от МТС

Лента новостей