Понаехали: в Москву привезли авангард из провинциальных музеев

Понаехали: в Москву привезли авангард из провинциальных музеев

Понаехали: в Москву привезли авангард из провинциальных музеев

МОСКВА, 30 марта — FaxNews, Анна Михайлова. От громких имен рябит в глазах, здесь собраны все сливки русского авангарда — от Родченко до Фалька, от Кандинского до Кончаловского. В Еврейском музее и центре толерантности открылась вторая часть прошлогодней выставки-хита «До востребования». Это уникальный проект «Энциклопедии русского авангарда» и куратора Андрея Сарабьянова. Он путешествует по стране и выуживает из коллекций региональных музеев шедевры, о существовании которых там даже не всегда знают.

В этот раз Сарабьянов привез в столицу сотню произведений из 17 городов. Среди них есть как работы всемирно известных авангардистов, так и совершенно забытых художников. Экспозиция охватывает период с 1917 до начала 1930-х годов.

Понаехали: в Москву привезли авангард из провинциальных музеев

Работа художника Петра Кончаловского «Балаклавские рыбаки».

Целое поколение художников, взращенное революцией. Будучи воспитанниками великих мастеров авангарда — Малевича, Родченко, Поповой, Степановой, — они вскоре столкнулись с официальным запретом на это искусство и были вынуждены уйти в подполье или «перековаться» под нужды соцреализма.

Их ранние работы сгинули при конфискациях, в войну, были на десятилетия похоронены в запасниках региональных музеев. Стараниями Андрея Сарабьянова у столичной публики появилась возможность увидеть самые знаковые из них. FaxNews записало истории куратора о находках, которыми он особенно гордится.

Густав Клуцис, Вятский художественный музей имени В.М. и А.М. Васнецовых.

Понаехали: в Москву привезли авангард из провинциальных музеев

Чертеж русского авангардиста Густава Клуциса .

Клуцис — известный русский авангардист, но его больше знают как автора плакатов. Он очень много работал в различной типографике. А вот таких вещей, как этот чертеж из Вятского музея, — довольно мало, так что вещь это уникальная.

Графика из Вятского музея представляла собой пачку, которую привез из Витебска и сдал в местный музей художник Чарушин. Когда я приезжал впервые в Вятку, хранитель музея поднес мне пачку этой графики. Там были работы, которые присутствуют сейчас на выставке: Кандинский, еще работы небольшие витебской школы. Но все без инвентарных номеров, то есть они даже не были занесены в реестр. Эту папку держали где-то под лестницей. Как Клуцис туда попал мы, конечно, не знаем и уже никогда не узнаем.

Роман Семашкевич, «Всадник», 1933. Чувашский государственный художественный музей, Чебоксары.

Понаехали: в Москву привезли авангард из провинциальных музеев

Роман Семашкевич «Всадник».

Семашкевич — художник, пострадавший во время культа личности. Он был арестован по ложному доносу, как это случалось сплошь и рядом в 1930-е годы. Все его работы тоже были арестованы, вывезены из мастерской и канули в лету в подвалах ЦК. Осталось совсем мало картин художника, около пяти, а он был очень знаменит при жизни, учился во ВХУТЕМАСе, и про него говорили, что это — гений. «Всадник» — редкая его работа, одна из жемчужин этой выставки.

Татьяна Глебова и Алиса Порет, «Дом в разрезе», 1931.  Ярославский художественный музей.

Понаехали: в Москву привезли авангард из провинциальных музеев

Алиса Порет и Татьяна Глебова «Дом в разрезе».

Уникальное произведение — эта работа сделана двумя художницами. Обе они учились у Филонова и часто работали вместе, как писатели Ильф и Петров. Эта работа долго реставрировалась, потому что попала в музей, разрезанная на четыре части. Работники Ярославского музея выкупили их у наследников Глебовой и соединили вместе по уцелевшей фотографии. Одной части внизу до сих пор не хватает: она, к сожалению, утрачена.

Варвара Бубнова, композиция. Яранский краеведческий музей.

Понаехали: в Москву привезли авангард из провинциальных музеев

Варвара Бубнова «Композиция».

Это одна из совершенно уникальных находок. Она фигурировала на выставке 1921 года, а потом исчезла. Я нашел ее в городе Яранске — вместе с еще одной работой она лежала в совершенно ужасном виде, не отреставрированная. Бубнова в 1923 году уехала в Японию и стала там известной художницей. Данная картина, видимо, сделана в 1919 году. Она абсолютно никому никогда не была известна, выставляется тут впервые.

Иван Удод, неоконченный декоративный этюд, 1922. Краснодарский краевой художественный музей имени Ф.А. Коваленко.

Понаехали: в Москву привезли авангард из провинциальных музеев

Иван Удод «Неоконченный декоративный этюд».

Иван Удод — художник, о котором мы не знаем ничего, кроме его фамилии. Это мастер, который работал на Украине, но даже там о нем ничего неизвестно. Мы знаем только, что он участвовал в двух выставках в Харькове и Киеве в начале 1910-х годов. В Краснодарском музее есть небольшая коллекция его произведений — как они туда попали, тоже загадка, но по ним мы можем составить хотя бы некоторое представление о стиле, в котором он работал.

Он интересен тем, что это одно из забытых имен. Я очень хотел его привезти, ведь возможно, благодаря кому-то из зрителей, мы узнаем больше о биографии художника.

Павел Мансуров, «Беспредметное», 1917-1918. Вятский художественный музей имени В.М. и А.М. Васнецовых.

Понаехали: в Москву привезли авангард из провинциальных музеев

Павел Мансуров «Беспредметное».

В 1928 году Павел Мансуров поехал в командировку в Италию и не вернулся. Через год он эмигрировал во Францию и прославился там как автор абстрактных композиций. Но начинал он в России, и вот это очень редкая работа, которая принадлежит российскому периоду. Единственное полноценное произведение Мансурова, которое есть в России. Завершенная композиция, очень красивая, беспредметная. Ценность ее именно в том, что она — единственная в российских региональных музеях.

Сенькин С.Я., беспредметная композиция, 1920. Екатеринбургский музей изобразительных искусств.

Понаехали: в Москву привезли авангард из провинциальных музеев

Сергей Сенькин «Беспредметная композиция».

Сергей Сенькин — один из учеников Малевича. Месяц назад я был в библиотеке Центра Помпиду в Париже, и хранитель мне показал рукописный журнал на русском, о котором они вообще ничего знали и не понимали, что это такое. Оказалось, что на обложке супрематистский рисунок Сенькина. Дело в том, что работ Сенькина того времени практически не найти, потому что потом он уже занимался конструктивизмом, затем стал оформителем — перешел, так сказать, к прикладным искусствам. А вот таких чисто живописных работ буквально две или три осталось.

Оборудование для промышленных предприятий Огромные дивиденды при небольших вложениях Риск и адреналин в новых онлайн-играх Прокат автомобилей в Симферополе — идеальное путешествие Юридическая помощь в процессе признания несостоятельности

Лента новостей