«Люди просто боятся: «Создадим, а нас пересажают»

«Люди просто боятся: «Создадим, а нас пересажают»

Заместитель председателя Координационного совета Партнерства фондов местных сообществ, исполнительный директор фонда «Гражданский союз» Олег Шарипков о том, почему в Пензе так мало НКО.

— Олег, статистика показывает — число НКО у нас с каждым годом растет, при этом Вы утверждаете, что их очень мало. В чем причина?

— Сейчас в минюсте в регионе зарегистрировано около двух тысяч различных НКО, однако эта цифра ни о чем не говорит. Часть из них — организации коммерческого плана, которые маскируются под некоммерческие – автошколы, разнообразные языковые курсы, школы танцев и так далее. Львиная доля – религиозные организации, ведь каждая церковь — это НКО. Еще часть зарегистрированных — это отраслевые организации типа профсоюзов, по признакам их можно отнести к некоммерческим, но они не являются организациями общественной пользы, они зациклены на целях своих учредителей.

— Что остается в сухом остатке?

— К организациям, которые своей целью ставят работу на благо общества, можно отнести около 890 НКО. По нашим подсчетам, более-менее хотя бы раз в год что-то делают около двухсот. Чем занимаются остальные? Просто зарегистрированы, но либо их учредители потеряли к ним всякий интерес, либо они просто «спящие», только числятся. Но и это не все, из тех двухсот можно выделить около тридцати НКО, которые являются постоянно работающими, куда можно позвонить в течение рабочего дня, и тебе ответят. Для Пензы это очень мало, правда, нельзя сказать, что в других регионах дело обстоит намного лучше.

«Люди просто боятся: «Создадим, а нас пересажают»

— Почему на фоне поддержки волонтерства и благотворительности на государственном уровне такое мизерное число некоммерческих организаций?

— Первое — это сложность регистрации. В 2000 году, когда мы начинали работать, регистрация организации стоила 50 копеек, сейчас только госпошлина составляет шесть тысяч рублей. Очень сложно найти помещение для некоммерческой организации. То есть, порог входа в некоммерческий сектор с той поры многократно вырос.

Второе — это вопрос веры. Раньше была вера, что вот создадим организацию, и что-то изменится. Чернобыльцы, афганцы, общественники. В пике регистрировалось 3,5 тысячи организаций. Сейчас больше стало пессимизма, мол, соберемся, а нас все равно задавят!

-Как я понимаю, это не все причины…

— Конечно, если раньше об НКО писали мало, но всегда в положительном ключе, то сейчас в основном негативный фон — иностранные агенты и прочие гадости. И люди просто боятся: «Создадим, а нас пересажают». Даже благотворительные организации, которые по закону не могут быть объявлены иностранным агентом, боятся, что получат три доллара из-за рубежа и сразу попадут в «черный список».

У налоговиков – требования для нас, как для магазинов, есть небольшие льготы по зарплатам, и это все. Потом, никакую коммерческую организацию не проверяют контролирующие органы так, как НКО. Минюст при регистрации проверяет устав под микроскопом, чтобы, не дай бог, не было никакой деятельности, приносящей доход.

— Вы как-то пытаетесь переломить ситуацию?

— Мы стараемся поддерживать активность НКО, чтобы тут совсем все не умерло. Мы делаем общие мероприятия, чтобы организации могли себя показать и привлечь внимание людей, деньги.

( Во второй части интервью читайте о том, почему, несмотря на то, что статистика неутешительна, люди все-таки меняются в лучшую сторону).

Источник

Продажа и аренда биотуалетов Лучшее измерительное оборудование и не только Самое быстрое и надёжное такси в Вене В Москве пройдет Международный фестиваль музыки The Beatles Азартные игровые автоматы бесплатно

Лента новостей